А.Дюрер Меланхолия 1514г.
AЛЕКСАНДР ГРИБАНОВ



ИСПОВЕДЬ ФАУСТА

2-й студент Что Фауст хочет сказать? 3-й студент Похоже, что он помешался от своего постоянного одиночества. К.Марло. Трагическая история доктора Фауста Я сегодня собрал вас, жестоко обиженных мною И любимых без меры - все безмернее день ото дня, Чтобы вам сообщить: завершаю сгоранье земное, Чтобы вас попросить: хоть теперь полюбите меня. Исповедовать вам должен я мою грешную душу: Как от юных ногтей адской гордостью я занемог, Как зарей погибал, все привычки и связи наруша, Как я проклял всех вас, как метался и кто мне помог. Как, отбросив с порога позорную милость господню, Я разбил без пощады забвения светлый сосуд, Как я помнил всю жизнь о конце, подступившем сегодня, Как завидовал вам, жалким вам, кому сроки не жмут. Он-то выбрал момент, он возник и, не пряча насмешки, Отделился, как тень, от почти затемненной стены, Заглянул мне в глаза, ухмыльнулся: "Не хочется в пешки? Что же, можно в ферзи, но ценою любви Сатаны. Плата, в общем, проста: за всю власть над людьми и вещами, За могучее слово, способное гнуть и сжигать, Одинокою болью сполна ты расплатишься с нами - Сколько к тем ни тянись, все равно одному погибать". Ну, я принял условье, но где-то надежда мелькала, Что за силу и мудрость, за весь чернокнижный мой пыл Вы откликнитесь мне и окажется хоть у финала, Что не зря я кипел, не впустую дышал и любил. Время шло. Я узнал целый мир шевелящее слово. Я б назвал его вам, чтобы вы полюбили меня, Только выйдет насмешка - лишь средство оно, не основа, В слабых ваших устах это будет, как мышья возня. Что мне было дано, я использовал в полную меру - И не ведали вы, как скакали под дудку мою. Чтобы вами владеть, я такие настроил химеры, Что столетья спустя мир все будет плясать во хмелю. Каюсь, многих из вас я загнал, замутил и замучил, Я в сознанье и воле играл и шутил бытием, Каюсь в смертных грехах, каюсь в самом постыдном и жгучем - В любострастье моем. Уж оно-то во мне никогда не имело предела. Не стыдясь, я пылал к бытию и небытию: Как ласкал я берез обнаженное светлое тело, Как цветы целовал, как склонялся, влюбленный, к ручью! Ваших жен и любовниц как мог я оставить в покое? Недостойною силой волшебства моего Я их всех отлюбил, я изведал все счастье земное, Я его перешел - за мгновенье до смерти всего. И она, по кому тосковали поэты веками, Символ плоти святой, преходящей во веки веков, Из тумана времен родилась под моими руками, Как из пены морской на заре олимпийских богов... Если б ведали вы, какой непристойною мукой Приходилось платить за все крепшее в серном огне Торжество над вещами, над их вековечной докукой, Вы бы поняли всё, вы, быть может, простили бы мне. Только создано так, что понять и простить невозможно Этот ад никому кроме нас, кто ему обречен, Для кого он зажжен, для кого разукрашен безбожно. Вы же спите спокойно, блаженствуйте, вы ни при чем. Все окончится в срок. Ни минуты никто не подарит. Вот оно и пришло неизбежной победой вещей. Мне бы просто рыдать, но казнюсь в безнадежном угаре, Перед вами пляшу ради горестной страсти моей. Вон он, свесив язык и осклабясь, уселся в сторонке. Гнусный пес, он уверен, что мне не уйти из огня. Я хватаюсь за вас, как за прутик, последний и тонкий, - Пощадите меня!.. 1981


Copyright © 2006     Александр Грибанов К началу На главную страницу Написать письмо