А.Дюрер Меланхолия 1514г.
AЛЕКСАНДР ГРИБАНОВ



ВАН-ГОГ

1 Он, кто дерзнул начать, не знав азов, Когда все сверстники определились, Был взыскан мудрой милостью богов, А боги дорого берут за милость. Он смог творить природе вопреки, И в мир его, восторженный и терпкий, Весь сотканный из солнца и тоски, Поверили, но только после смерти. Счет справедлив, но каково ему, Раздавленному, жалкому, больному, Осмеянному, было одному В тот жуткий час во тьме чужого дома? 2 В час невыносимого заката Он поднялся и ушел в поля. Мир еще запомнит эту дату, Комнату с его постелью смятой, Грубый стул у старого стола И его, бредущего куда-то, С тяжкой мукой ноги шевеля. Цвет над ним зелено-синий - неба, Остро-алый - где-то далеко, Желто-белый - зреющего хлеба - Мир горячий, ветреный, но где бы Спрятаться ему с его тоской, Жгущей грудь неутолимо слева? Спрятаться? - Да ведь совсем легко! В грудь ударен, он, к земле примятый, Потерял сознанье, но, дрожа, Вдруг очнулся: кто-то мешковатый Пальцы у него на горле сжал. В светлом небе траурные пятна - Черный цвет метался и орал. Жизнь ушла, и смерть почти понятна. Тридцать семь. Роса на лбу. Пора! 3 Он поднялся и шел, задыхаясь от боли, Как ослепший, знакомым путем. Шел к себе, чтобы лечь, чтобы все это кончилось, что ли, И не думал, что будет потом. Было холодно. Поле без всякого цвета, Просто серое поле кругом. Мир рассыпался в прах - это все постороннее где-то, Если пуля застряла в живом. А вороны кричат - пусть кричат - это больше не страшно. Их уже и не слышно почти. Так он шел по Земле - беспредельной, пустой и вчерашней, Шел с единственной мыслью - дойти. Он на жесткой скамье. Золотыми цветами Все покрыто. Ему ничего. Скоро слава придет. Но за бойким ее лепетаньем Я все вижу идущим его. 1978


Copyright © 2006     Александр Грибанов К началу На главную страницу Написать письмо